19:21 

Психо-Заэль
Нахуй этот мир
Название: Salvation In Silence (Спасение в тишине)
Автор: Above the Winter Moonlight
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/5661844/1/Salvation-In-Sil...
Переводчик: Ильфорте_Гранц (Психо_Заэль)
Персонажи: Дарт Вейдер (Энакин Скайуокер), Люк Скайуокер
Жанры: джен, драма, AU
Описание: У немого с рождения Люка Скайуокера тяжёлая жизнь. Заклеймённый изгоем из-за своей неспособности говорить, он стремится найти лучшую жизнь. Но когда Вейдер обнаруживает, что его сын жив, он не остановится ни перед чем, чтобы найти его.

1 и 2 главы в комментариях

Обзорам:


@темы: Фильмы и сериалы, Фанфик, Мне нефиг делать, Звёздные Войны, Баловство, Salvation In Silence

URL
Комментарии
2016-04-02 в 19:23 

Психо-Заэль
Нахуй этот мир
Примечания:

'Курсив в таких кавычках' означает письменную речь.
Просто курсив означает мысли или разговор через Силу.

Быть «не таким, как все» невероятно тяжело — Люк Скайуокер знает это, как никто другой, ибо каждый раз, когда он пытался вписаться в какую-либо компанию, он становился изгоем, и никто не желал находиться рядом с ним. Люк ненавидел быть «другим», но понимал, что ничего не может с этим поделать; тот факт, что он был рожден таким, не поможет ему, потому что он знал, что не существует в этой вселенной способа всё исправить.

Татуин, суровая, пустынная планета, заполненная грубым, шероховатым песком была местом, где Люк прожил всю свою сознательную жизнь. У него не было родителей; по крайней мере, так сказали его опекуны — дядя Оуэн и тётя Беру. Он знал, что у него должны были быть родители, ведь как-то же он появился на свет.

Но чего он не знал, и не мог понять, так это того, почему всё это происходит с ним. Он играл, как другие дети, когда был младше, он любил летать и иногда гонял в Каньоне Нищего на своём хоппере T-16, когда стал достаточно взрослым, чтобы долго оставаться без надзора тёти.

И все же все вокруг смотрели на него, как будто он был не более чем неприятностью, и Люк не знал, почему они так к нему относились, но понимал, что это как-то связано с его дефектом.

Он был немым.

Он рано научился читать и писать, что встречалось не так уж часто на Татуине, потому что это был его единственный способ общения с окружающими. Его тетя и дядя не знали, почему он такой, но Люк полагал, что из-за недостатка медиков и нужного оборудования на Татуине.

Единственным человеком, общавшимся с Люком несмотря ни на что, был Биггс Дарклайтер. И это была единственная причина, почему с ним общались друзья Биггса — Кэмми, Фиксер и другие — и позволяли гулять с ними, когда он не был занят помощью дяде или тёте. Но Биггс скоро должен был уехать, Люк знал, что его друг хочет поступить в Имперскую Академию, когда ему исполнится восемнадцать, а это было уже через год.

Люк страшился того дня, когда его друг улетит, потому что тогда он останется совсем один. Хуже всего было то, что Кэмми, Фиксер и другие никогда бы не позволили ему гулять с ними без самого Дарклайтера. Люк не понимал, как люди могут быть настолько жестоки к нему и назвать его глупым, как делают друзья Биггса, просто потому, что он не может говорить.

Он всего лишь хотел вписаться в их компанию, но в глубине души понимал, что этого никогда не случится. Всю свою жизнь, все, чего он хотел, так это иметь много друзей, быть частью группы, но всё было бесполезно. Биггс был его единственным настоящим другом, и Люк был уверен, что весь год он готовился улететь.

Это был жаркий день, вполне себе обычный для Татуина, планеты-пустыни, но Скайуокер ненавидел жару почти так же сильно, как песок, окружающий его дом. В данный момент парень наблюдал, как дядя Оуэн возится с влагосборником во дворе фермы.

— Люк, кажется, я забыл взять некоторые инструменты, ты не принесёшь мне их? — спросил Оуэн, взглянув на него, и Люк кивнул, прежде чем развернуться и побежать ко входу в дом. Он забежал внутрь, едва не столкнувшись с тётей.

— Привет, Люк, — улыбнулась Беру.

Скайуокер опустил голову в ответ, прежде чем показал на инструменты, лежащие на полке за спиной тёти. На секунду во взгляде Беру мелькнули грусть и сожаление, но исчезли так же быстро, как и появились, и она помогла племяннику достать инструменты.

— Обед скоро будет готов, — сказала она после того, как достала всё нужное. Люк набрал на своём датападе 'хорошо, я скажу дяде', затем поспешил обратно к Оуэну.

Написав сообщение, он передал инструменты и деку дяде, который, прочитав запись, улыбнулся.

— Хорошо, Люк, спасибо, — сказал Оуэн.

В ответ парень слегка кивнул, потому что это был его единственный способ ответить хоть что-то. Ему не нравилось быть немым, ведь он не мог высказать свою точку зрения, лишь записывать то, что хочет сказать, на датапад. Хоть он и не мог говорить уже пятнадцать лет, всё равно не привык к этому.

Он отошёл назад и продолжил наблюдать, как дядя чинит влагосборник. Когда Оуэн закончил, они вместе с Люком направились в дом.

— Вы как раз вовремя, ужин уже готов, — сказал Беру. Они прошли на кухню, и Люк сощурил глаза, прежде чем сесть за стол. На всякий случай Люк положил датапад рядом с собой, если ему вдруг захочется что-нибудь сказать.

Он ел медленно; его мысли были совсем в другом месте, он опять думал о Биггсе.

Через год Биггс уедет и я останусь совсем один, не считая дяди и тёти.

— Кажется, мне удалось починить влагосборник, — голос Оуэна выдернул Люка из размышлений. — Но это не самое важное на сегодня, вы читали новости в голонете?

— Да, сегодня утром, — ответила Беру, но замолкла, когда Оуэн, сощурившись, посмотрел на Люка. Скайуокер закончил есть, откинувшись на спинку кресла, Ларсы переглянулись.

— Люк, если ты наелся, то не мог бы пройти в свою комнату? — спросил Оуэн. Парен нахмурился, прежде чем набрать не деке "зачем?" и показать дяде.

— Потому что нам с тётей нужно поговорить, — прищурился Оуэн, словно надеясь, что Люк поймет намёк. Скайуокер кивнул, прежде чем встать и выйти из кухни, но, как только он вошел в свою комнату, он прижался ухом к двери.

— Я никогда не думал, что это случится, как думаешь, он знает? — тихо спросил Оуэн.

— Не думаю, иначе Оби-Ван сообщил бы нам, что он знает о Люке, — спокойно ответила Беру.

Что за "он"? И почему они беспокоятся, что этот "он" узнает обо мне?

Люка разрывали на части множество вопросов, но он продолжал слушать разговор. Будучи немым, Люк умел оставаться абсолютно бесшумным, что сейчас служило огромным преимуществом.

Но он до сих пор задавался вопросом, как бы звучал его собственный голос, но, к сожалению, этого он точно никогда не узнает. Он тряхнул головой, чтобы очистить её, прежде чем вернуться назад к подслушиванию.

— Люк в безопасности до тех пор, пока этот старый отшельник сюда не суётся,— ворчливо заявил Оуэн, мальчик хорошо слышал опекунов через тонкую стену комнаты.

— Я знаю, но с его присутствием на орбите для нас всё может сильно осложниться, он может всё узнать... Но, наверное, ты прав, Оби-Ван долго не приходил, так что, думаю, всё хорошо, — вздохнула Беру.

О чём, чёрт возьми, они говорят? Кто такой Оби-Ван? Или дядя имел в виду отшельника Бена Кеноби?

Люка терзали вопросы, и у него не было ответа ни на один из них.

Он знал, что подслушивать нехорошо, но ничего не мог поделать — он хотел знать, что опекуны скрывают от него. Он замер, когда услышал одно слово, сказанное Беру, острыми шипами впившееся в его разум.

— Он слишком похож на своего отца,— тихо сказала Беру, но до сих пор она говорила достаточно громко, так, что Люк прекрасно её слышал даже через стену. — Я боюсь, что он накличет на себя беду. Он так же упрям, как и его отец, и точно так же не любит Татуин.

Оуэн вздохнул.

— Именно этого я и боюсь,— пробормотал он.

Что плохого в том, что я похож на отца?

Если бы Люк мог, он бы спросил опекунов, но, опять-таки, он мог лишь записать вопрос, но не факт, что получил бы ответ.

— Всё будет хорошо, отец Люка не найдёт его здесь, я уверена, что...— начала Беру.

— Тише, — прервал её Оуэн, заставив умолкнуть, но было слишком поздно. В глазах Люка мелькнуло удивление и растерянность.

Отец не найдёт меня здесь? Что тетя Беру хотела этим сказать? Я думал, мой отец мёртв.

— В чем дело, Оуэн? — с любопытством спросила Беру.

— Просто я подумал, что Люк мог подслушать наш разговор,— пробормотал Оуэн так тихо, что Люк едва смог его расслышать. Мальчик поспешил прочь от двери и сел на кровать. Практически сразу же в его комнату вошли его дядя и тётя.

— Ты слышал, о чём мы говорили, Люк? — с подозрением во взгляде спросил Оуэн.

Люк покачал головой.

— Ты в этом уверен?

Люк кивнул.

— Вот видишь? Я говорила тебе, что он достаточно воспитанный, чтобы не подслушивать разговоры других людей,— ответила Беру спокойно, посмотрев на племянника. — Почему бы тебе не лечь спать, дорогой? Может, завтра ты сможешь погулять с друзьями.

Люк слегка улыбнулся и кивнул. Ларсы переглянулись и вышли из комнаты, закрыв дверь. Когда они ушли, Люк устроился поудобнее и практически мгновенно уснул.

URL
2016-04-02 в 19:23 

Психо-Заэль
Нахуй этот мир
~*~


Дарт Вейдер, Темный Лорд Ситхов, сидел в своей медитационной камере, его холодные, желтые с вкраплением голубого глаза сузились, когда он посмотрел вниз. В настоящее время они находились на орбите Татуина, но Вейдер никак не мог понять, почему его Учитель послал его на планету, которую он так ненавидел.

Палпатин подозревал что-то, это Вейдеру было ясно. Он знал, что его Мастер подозревает о заговоре против него, но не может понять, кто за этим стоит, и Вейдер хотел, чтобы так продолжалось и дальше. Если об инициаторе заговора всплывёт хоть слово, это изрядно осложнит его план.

Вейдеру повезло, что ему удалось избежать дуэли с Оби-Ваном на Мустафаре пятнадцать лет назад, он остался почти невредимым, только лишился ноги, потому что у Кеноби не хватило духу нанести смертельный удар. «Он всегда был глуп и наивен, таким и останется», — с ухмылкой подумал ситх.

Он заметил, как дверь его камеры открылась, и увидел капитана Пиетта, служившего на «Исполнителе» под руководством адмирала Оззеля. Хотя они часто мотались между флагманом Вейдера и Звёздным Разрушителем «Мститель», Вейдер признавал, что они довольно-таки хорошо делают свою работу. Когда не прикидываются идиотами.

— Милорд? — прозвучал нервный голос Пиетта, и Вейдер посмотрел на него снизу вверх.

— В чём дело? — холодно спросил он.

— Милорд, мы получили любопытный доклад от патрульных, находящихся в данный момент на Татуине. С одной стороны, участились тускенские рейды, а с другой, рабство, которое давно отменили, всё ещё процветает в некоторых частях планеты, — ответил Пиетт.

Вейдер поморщился; он ненавидел рабство, ведь первые десять лет своей жизни он сам был рабом, и его мать тоже...

«Не думай о ней!» — мысленно приказал себе Вейдер.

— Император приказал нам прибыть сюда, чтобы окончательно разобраться с рабством. Я уверен, всех работорговцев вы сможете найти и без моей помощи, капитан, — сказал Вейдер, вновь возвращаясь к созерцанию земли под ногами.

— Да, Милорд. Я пошлю отряды в Мос Эйсли, Мос Эспа и другие пункты работорговли, — нервно ответил Пиетт. Скупая, жестокая улыбка украсила лицо Вейдера, но он промолчал; он знал, что Пиетт боится его, потому что Вейдера было легко рассердить, и он, как правило, вымещал свой гнев на том, кому не повезло оказаться ближе всех.

— Вы свободны, — сказал Вейдер.

— Да, Милорд, — Пиетт поклонился и поспешил прочь из комнаты. Вейдер с весельем наблюдал за его чуть ли не бегством, затем направился комнату связи, чтобы доложить обо всём Учителю.

URL
2016-04-02 в 19:24 

Психо-Заэль
Нахуй этот мир
Люку всегда нравился Биггс; он был очень интересным подростком, не брезговал пользоваться некоторыми вещами, собранными Скайуокером самостоятельно. Биггс любил летать, и именно поэтому хотел присоединиться к Имперской Академии и надеялся, что он будет одним из тех, кому повезёт когда-нибудь сесть в кабину TIE-истребителя.

Люку никогда не нравилась Империя, как, впрочем, и его опекунам, что, несомненно, объясняет, почему они всегда уводили разговор в сторону или игнорировали его вопросы на эту тему. Через некоторое время парень отчаялся получить от родных какую-либо информацию, потому что его дядя и тётя были на редкость упрямы, когда дело касалось Империи.

Этим утром, как раз перед тем, как Люк уехал, чтобы встретиться с Биггсом и его друзьями в Анкорхэде, он спросил опекунов, с помощью письма, разумеется, что было бы, если бы его отец был жив. Этим он усилил подозрения дяди и тёти насчёт того, что он всё-таки слышал их разговор. Оуэн разозлился, но Беру просто сказала Скайуокеру, чтобы тот ни о чём не думал, прежде чем бросить на Оуэна предостерегающий взгляд, что не ускользнуло от бдительного Люка.

Весь путь до Анкорхэда парень недовольно хмурился. Несмотря на свои пятнадцать лет, он был слишком низкорослым и хрупким на вид. Единственное, что было известно Люку об отце, это то, что у них один и тот же цвет волос и глаз. Это всё, что сказала ему тётя Беру. Дядя Оуэн же не сказал вообще ничего.

Анкорхэд в это время суток был наполнен разумными самых разнообразных рас, и Люк недоумённо нахмурился, когда заметил людей в белой броне, патрулировавших район. Пара таких стояла у входа в кафе, где его ждали Биггс и другие. Люк подошёл к ребятам, и Дарклайтер приветственно кивнул ему.

— Привет, Люк, — улыбнулся он.

Люк кивнул в ответ. Кэми и Фиксер дружно фыркнули.

— Что ты тут забыл, глупый червячок? Неужели твои суровые опекуны рискнули выпустить тебя в большой страшный мир без их надзора? — глумилась Кэми.

— Заткнись, — огрызнулся на неё Биггс.

Фиксер закатил глаза.

— Почему ты продолжаешь тусоваться с ним? Он же просто тупица, в конце концов, — недовольно заявил он.

'Я не виноват, что родился немым' написал Люк в ответ Кэми и Фиксеру. Оба фыркнули.

— Держу пари, виноват твой отец, — продолжал насмехаться Фиксер. — Неудивительно, что он мёртв.

Ярость разлилась по венам Люка, но не успел он схватить Фиксера и как следует ему врезать, как Биггс встал между ними.

— Успокойся, Люк, он вовсе не это имел в виду, — сказал Биггс и перевёл взгляд на второго парня. — Почему бы тебе просто не заткнуться, Фикс?

Фиксер недовольно скривился и сел на своё место, Биггс кинул на Люка извиняющийся взгляд и усадил Скайуокера рядом с собой. Кэми села с Фиксером, но почему-то избегала встречаться с Люком взглядом.

— Жду не дождусь того момента, когда смогу пойти, наконец-то, в Академию, — улыбнулся Дарклайтер, надеясь хоть как-то разрядить обстановку.

'Осталось подождать всего год. Тебе повезло, что ты можешь улететь с этого куска камня, мои опекуны, например, меня ни за что не отпустят,' написал Люк и протянул датапад Биггсу. Тот с сочувствием посмотрел на друга.

— Я понимаю, ты хочешь покинуть эту планету, и я уверен, что когда-нибудь у тебя это получится, — Дарклайтер похлопал друга по плечу.

'Спасибо.'

— Сильно сомневаюсь, что ты сможешь это сделать в ближайшее время, — фыркнула Кэми.

— А я думаю, что всё у него получится. Он отличный пилот и может летать буквально на всём, что хотя бы теоретически способно летать, — Биггс сощурил глаза. — В прошлом году на гонке в Каньоне Нищего он надрал тебе задницу, Фикс.

Фиксер сердито нахмурился.

— Ему просто повезло, — пробормотал он.

Люк закатил глаза. 'Просто кое-кто не любит и не умеет проигрывать,' написал он на деке и показал Фиксеру.

— Зато я, по крайней мере, могу говорить, — процедил он сквозь зубы.

— Фикс! Это было очень мерзко с твоей стороны! — Возмутился Биггс, когда Люк опустил голову. Да, он был немым. Он всегда стремился к лучшему, но его неспособность говорить делала всё только хуже. Он даже не мог заказать детали для влагосброника, потому что банально не мог поговорить с продавцами. Тем не менее, было бы удивительно, если бы он нравился Кэми и Фиксеру, даже если бы не был немым.

Интересно, если бы я смог покинуть эту планету, я смог бы сделать свою жизнь хоть чуть-чуть лучше?

— Ну и что? Он мне не нравится, так какого вонючего хатта я должен быть с ним вежлив? — усмехнулся Фиксер.

Биггс прикусил губу, и Люк мог поклясться себе, что его друг еле сдерживал гневную отповедь.

— Почему бы нам не выйти на улицу и не подышать свежим воздухом? — предложил он Люку несколько секунд спустя.

'Я не против,' написал Люк и положил датапад в карман. Вдвоём с Биггсом они пошли к выходу. Кэми и Фиксер сначала смотрели им вслед, затем почти синхронно скривились и начали говорить друг с другом.

— Не принимай всё близко к сердцу, — сказал Биггс.

Люк слегка пожал плечами и кивнул, Дарклайтер улыбнулся и повёл друга глубже в Анкорхэд. На пути к космопорту им встретились ещё солдаты в белой броне, и всю дорогу Люк бросал на них любопытные взгляды. Затем тычком привлёк к себе внимание друга и махнул рукой в сторону солдат, вопросительно уставившись на спутника.

— Это имперские штурмовики, ты разве никогда не видел их раньше? — удивлённо спросил Биггс.

Люк покачал головой; он жил на окраине и многого не видел. Его опекуны всегда излишне оберегали его, и они вряд ли вообще отпустили бы его одного. Скайуокер посмотрел на друга, затем набрал на деке 'куда мы идём?' и показал Биггсу.

Дарклайтер пожал плечами.

— Понятия не имею, — ответил он. — Давай просто пойдём по этой дороге? Не волнуйся, я пообещал твоим дяде и тёте, что глаз с тебя не спущу. Ларсы очень беспокоятся о тебе, да?

'Да, есть немного'.

Довольно много штурмовиков вошли в космопорт, и глаза Биггса подозрительно сузились.

— Странно, я раньше никогда не видел столько штурмовиков на Татуине. С другой стороны, я вообще впервые вижу больше двух солдат за раз, — сказал Биггс.

'А я вообще никогда раньше не видел штурмовиков'.

— Я бы удивился, будь это не так, — ответил Биггс. Внезапно он остановился и прищурился. Люк проследил за его взглядом и увидел совсем рядом тускенских рейдеров. Он оглянулся через плечо, и заметил, что они вышли за пределы города.

'Как мы могли зайти так далеко и не заметить?'

Биггс, прочитав запись, покачал головой.

— Я не знаю, — признался он. — Просто медленно разворачиваемся и идём обратно.

Люк начал было отходить, но наткнулся на кого-то спиной. Он обернулся и увидел, что прямо позади него стоит тускенский разбойник. Тускен сказал что-то непонятное, но Скайуокер удивился, услышав в голосе рейдера что-то похожее на узнавание.

— Что эти бродяги делают так близко к Анкорхэду? Их никогда не видели здесь раньше, — выругался вслух Биггс, и Люк нервно попятился назад, со страхом наблюдая, как тускен сердито что-то проревел и подошёл к ним.

— Он выглядит так, будто узнаёт тебя, ты встречался с ним раньше? — спросил Биггс.

Люк покачал головой.

Тускен сказал что-то на своём непонятном языке, прежде чем замахнуться своей дубинкой на Люка. Он довольно сильно ударил парня по лицу, и Скайуокер упал на землю, не в силах даже закричать от боли из-за немоты.

— Люк! Ты в порядке? — Биггс хотел подбежать к другу, но один из рейдеров ударил его в бок, и Дарклайтер с тихим стоном упал на песок, подняв в воздух небольшое облачко пыли. Люк отполз от тускена, смотря на него испуганными глазами, как вдруг мелькнула вспышка бластера и пустынник рухнул на землю, не подавая признаков жизни.

— Люк! — крикнул Биггс, но другой тускен снова ударил его, и Люку показалось, что на этот раз он явно слышал хруст костей. Скайуокер вскочил на ноги и увидел, как к ним приближаются штурмовики, не переставая палить из бластеров по рейдерам, прогоняя их подальше от города.

— Что делать с этими детьми? — спросил один солдат. Второй склонился над лежащим на земле Биггсом.

— Этот мальчик серьезно ранен, и я что-то не видел в этом городе больницы. Думаю, мы должны как можно скорее переправить его на «Исполнитель», — сказал штурмовик, осмотрев Дарклайтера.

— А как насчет этого? — спросил штурмовик, стоящий рядом с Люком, начинающим медленно впадать в панику.

— Если с ним всё в порядке, то будет разумнее вернуть его к родителям, — решил второй патрульный, прежде чем повернулся к Люку. — Кто твои родители и где они?

Люк просто смотрел на него, не в состоянии ответить.

Чёртова немота.

— Парень, тебе задали вопрос, — нетерпеливо крикнул один из солдат. — У нас и так мало времени, просто ответь.

Паника всё сильнее захватывала Скайуокера; он не мог им ответить, но эти солдаты, кажется, становились с каждой секундной всё злее и злее.

Что же мне делать?

Пятнадцатилетный парень был готов от отчаяния лезть на стенку.

— Он... немой, — вдруг тихо выдохнул Биггс.

— Что ты имеешь в виду? — спросил его штурмовик.

— Он... не может... говорить, — с трудом выговорил Дарклайтер.

Штурмовики переглянулись. Люк сделал шаг назад, слегка прищурившись

— Ты знаешь его родителей? — спросил солдат у Биггса.

— Его родители умерли, но он живёт со своими опекунами, Ларсами, на другой стороне Анкорхэда, — ответил Биггс, начав задыхаться от боли. Не успели штурмовики что-то ответить, как Люк повернулся и побежал так быстро, как только мог, надеясь, что патрульные не решатся его преследовать.

Мне не нужна их помощь, чтобы вернуться домой, я могу сделать это и сам.

URL
2016-04-02 в 19:25 

Психо-Заэль
Нахуй этот мир
~*~


Оби-Ван Кеноби прищурился, медленно прощупывая Силой пространство вокруг себя; он чувствовал, что его бывший падаван здесь, на орбите Татуина, но знал, что Люк по-прежнему в безопасности. Внезапно он почувствовал вспышку паники, отдающуюся холодом в его жилах, и понял что это был младший Скайуокер. Оби-Ван потянулся Силой туда, где почувствовал мальчика и заметил, что в том же месте оказались и штурмовики, а затем присутствие Люка начало быстро двигаться, как будто он бежал куда-то или от кого-то.

«Почему он бежит?» — подумал Оби-Ван. Он схватил свой плащ, небрежно накинул его на плечи и вышел из своей хижины. Он жил в нескольких милях от Анкорхэда, но, судя по его ощущениям, Люк совсем недалеко.

Оби-Ван скрыл свое присутствие в Силе. Он знал, что если его бывший падаван действительно здесь, то мгновенно почувствует присутствие своего бывшего Наставника. Кеноби всё ещё ощущал легкую боль, исходящую от Люка, и направился в сторону яркого огонька Силы парня.

Он не знал, как долго шёл, прежде чем остановился у самого края пустыря, как раз в тот момент, чтобы увидеть несущегося прямо на него Люка. Парень всё время смотрел назад, и не видел, куда бежал, так что ничего удивительного, что он едва не сбил Кеноби с ног.

— Помедленней, юноша, — дружелюбно улыбнулся джедай, положив руки на плечи Люка. Люк посмотрел на Оби-Вана широко раскрытыми глазами. Недоумённо моргнув, он вытащил из кармана датапад и что-то на нём написал.

'Бен?'

— Да, юноша, не волнуйся, ты в безопасности. Что случилось? — спросил Оби-Ван. Он знал о болезни Люка, и то, что это негативно сказывалось на парне. Он изо всех сил старался приспособиться, пытался жить полноценной жизнью, но его неспособность говорить изрядно всё осложняла. Оби-Ван не знал, почему сын Энакина стал немым, и чувствовал себя из-за этого виноватым.

— Давай пройдём ко мне домой, уже поздно, и мне бы не хотелось остаться здесь после наступления темноты, особенно теперь, когда тускены ошиваются поблизости, — сказал Оби-Ван после того, как он прочитал сообщение Люка о том, что произошло. Он положил руку на плечо Люка, осторожно подтолкнув его в сторону своего жилища.

~*~


Три дня. Три чёртовых дня они болтаются на орбите. Вейдер знал, что Пиетт послал отряд штурмовиков на планету, и уже доложил Палпатину о проведении операции. Но ему казалось, что они здесь слишком задержались. Ситх предположил, что это потому, что ему не хотелось приближаться к Татуину, планете, которая пробудила в нём столько ужасных воспоминаний.

Он сидел в своей медитационной камере; его мысли текли плавно и неторопливо. Почему-то он чувствовал на Татуине два источника Силы. Один из них казался знакомым, в то время как другой был странным. Одновременно и чужим, и таким родным... Вейдер повернулся на звук раздвигающейся двери и увидел, как Пиетт у входа нерешительно переминается с ноги на ногу.

— В чём дело, капитан? — холодно спросил ситх.

— Милорд, вернулись некоторые солдаты, они нашли серьёзно раненного мальчика, но на планете нет достаточно хорошего медицинского оборудования, поэтому они принесли его сюда, — Пиетт почувствовал, как по виску стекает капля пота, но не решился вытереть её.

Вейдер пренебрежительно фыркнул.

— Вряд ли на этом пыльном шаре вообще есть больницы, — пробормотал он себе под нос. — Что за мальчик? — добавил он более громким голосом.

— Он не назвал своего имени. С ним был ещё один мальчик, но он сбежал до того, как солдаты смогли бы проводить его домой, — ответил Пиетт.

— Вы узнали имя второго ребёнка?

— Нет, милорд, но я уверен, что парень, которого принесли штурмовики, знает. Он сейчас в медицинском отсеке,— сообщил капитан.

— Отлично, позже я поговорю с ним. Каков статус операции на Татуине? — в голубых глазах Вейдера мелькнуло что-то похожее на триумф.

— Всё идёт хорошо, милорд, — вытянулся по струнке Пиетт.

Вейдер разрешил капитану идти. Пиетт кивнул и вышел из медитационной камеры, Вейдер отправился вслед за ним и свернул в лазарет. Его встретила главный медик, Элина.

Парню на вид было около шестнадцати лет; волосы у него были темные, а в глазах читалась боль. Элина осмотрела пациента, а затем повернулась к Вейдеру.

— Чем могу помочь, милорд? — спросила она.

Мальчик поднял голову, и его глаза расширились от шока, когда в поле его зрения показался ситх

— Л... Лорд Вейдер? — спросил он, заикаясь.

Вейдер посмотрел на Элину.

— Я пришёл поговорить с мальчиком, — сухо сообщил он.

— Он быстро выздоравливает, но всё же постарайтесь не мучить его долгими разговорами, — сказал Элина. Вейдер кинул на неё недовольный взгляд.

— Я имею в виду, что у него тяжёлые раны, тускенский разбойник сломал ему несколько рёбер, — тут же начала оправдываться она.

«Тускены!» — подумал Вейдер, яростно зарычав, заставив подростка испуганно отшатнуться.

— Они весьма жестокие и бессердечные существа, — поморщившись, сказал он. — Наш разговор не займёт много времени.

Элина кивнула и вышла из лазарета, оставив их наедине. Мальчик неуклюже попытался сесть.

— Чем я могу помочь, милорд? И да, большое спасибо, — сказал он.

— За что? — Вейдер удивлённо изогнул бровь.

— За то, что позволили мне подняться на борт вашего корабля, — ответил парень.
Вейдер равнодушно пожал плечами, ведь этот ребёнок должен был благодарить не его, а тех штурмовиков, которые принесли его сюда.

— Как тебя зовут? — спросил ситх.

— Биггс Дарклайтер... — ответил парень, немного поколебавшись, в его глазах был страх, как будто он боялся сказать что-то не то.

— С тобой был ещё один парень, кто он?

— Люк? Где он? — в голосе Биггса мелькнуло явное беспокойство.

— Так его зовут Люк?

— Да, милорд. Он в порядке?

— Солдаты сказали, что он убежал прежде, чем они смогли отвести его домой, — сообщил Вейдер.

Биггс вздохнул.

— Думаю, Ларсы будут сильно беспокоиться, — пробормотал он.

Вейдер напрягся, его глаза сузились, а гнев жидким пламенем разлился по венам.

— Ларсы? — повторил он.

— Да, милорд, семья Ларсов — опекуны Люка.

— А его родители?

— Я не знаю, — признался Биггс. — Его опекуны ничего ему не рассказывали о них. Думаю, они умерли, когда он родился.

Вейдер яростно сощурил глаза, подозрения ещё сильнее начали терзать его. «Наверное, я ошибаюсь, и Оуэн и Беру просто усыновили какого-нибудь сироту», — сказал он себе.

— Я думаю, что опекуны скрывают что-то от Люка, — немного подумав, признался Биггс. — Я не хотел бы говорить об этом без его разрешения, потому что для него это больная тема.

— Понимаю, — кивнул Вейдер, а затем спросил: — Какая у него фамилия?

«И кто меня за язык тянул?» — корил себя Вейдер, сам не зная, почему задал этот вопрос.

— Скайуокер, его фамилия Скайуокер, — ответил Биггс.

— Что?! — гневно воскликнул Вейдер. Биггс отшатнулся, его глаза в ужасе расширились, и он сделал глубокий вдох, пытаясь подавить страх, зародившийся в нём.

Вейдер развернулся и вышел из лазарета, если бы мог, он бы даже хлопнул дверью. Он добрался до медитационной камеры и оперся о спинку кресла, в котором обычно проводил свои медитации.

Скайуокер? Люк Скайуокер? Как это возможно? Палпатин сказал, что мой ребёнок, нет, ребёнок Энакина, умер вместе с матерью. Это была ложь? Он на самом деле жив?

— Милорд? — прозвучал позади голос Пиетта. Вейдер резко обернулся, Пиетт предусмотрительно сделал шаг назад.

— Что на этот раз? — яростно прошипел ситх.

— Милорд, я получил доклад с Татуина. Штурмовики разобрались со всеми работорговцами и ждут дальнейших указаний, — ответил, салютуя, Пиетт.

Вейдер довольно долго молчал, в то время как его мозг лихорадочно всё обдумывал. Он не знал, зачем, но он должен был выяснить, действительно ли тот мальчик, о котором говорил Дарклайтер, его сын.

— Отправьте несколько штурмовиков к ферме на окраине Анкорхэда. Найдите мальчика пятнадцати лет. Кажется, он живёт с семьёй Ларсов. Найдите его и приведите ко мне, и не дай Сила вы причините ему вред, — приказал Вейдер.

— Да, сэр,— ответил Пиетт и вышел из комнаты, хотя он выглядел несколько смущенным.

По правде говоря, Вейдер был так же смущён, как и капитан, своим внезапным решением и приказом ни в коем случае не вредить мальчику.

URL
   

Дом параноика

главная