21:49 

Salvation In Silence

Психо-Заэль
Нахуй этот мир
Название: Salvation In Silence (Спасение в тишине)
Автор: Above the Winter Moonlight
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/5661844/1/Salvation-In-Sil...
Переводчик: Ильфорте_Гранц (Психо_Заэль)
Персонажи: Дарт Вейдер (Энакин Скайуокер), Люк Скайуокер
Жанры: джен, драма, AU
Описание: У немого с рождения Люка Скайуокера тяжёлая жизнь. Заклеймённый изгоем из-за своей неспособности говорить, он стремится найти лучшую жизнь. Но когда Вейдер обнаруживает, что его сын жив, он не остановится ни перед чем, чтобы найти его

Главы 1 и 2
Глава 3
Глава 4

Глава 5 в комментариях.

Обзорам:

@темы: Звёздные Войны, Salvation In Silence, Фанфик

URL
Комментарии
2016-10-03 в 21:50 

Психо-Заэль
Нахуй этот мир
Император Палпатин рассматривал небо через окна тронного зала дворца. Неон и флуоресцентные лампы превратили непроглядную тьму ночных небес в непонятную дымчато-серую субстанцию, а звуки пролетающих мимо аэротакси и спидеров лишь ещё больше портили впечатление.

Почувствовав возмущение в Силе, Палпатин прищурился. Странно, но он никак не мог определить источник помех. Но интуиция подсказывала старому ситху, что это как-то связано с Вейдером. Он уже было решил связаться со своим учеником, но тут в зал вошёл один из его адъютантов.

— Ваше Величество, моффы собрались в зале заседаний, согласно вашим указаниям, — сказал мужчина.

— Замечательно. А что насчёт сенаторов, которым я назначил встречу?

— Они тоже ожидают вас. Однако, прибыли не все. Сенатор от Алдераана до сих пор отсутствует.

Палпатин сощурил наливающиеся золотом глаза.

— Очень хорошо, — сказал он, вставая с трона. Затем Император расправил невидимые складки на одеянии, спустился с возвышения и вышел из зала. Он не мог перестать думать о том возмущении в Силе, и ему всё ещё казалось, что это касается Вейдера.

Сенатор от Набу Джа-Джа Бинкс, сенатор от Бакуры Нива и многие другие ожидали Императора в Зале Собраний, но Палпатин отметил, что молодая представительница Алдераана, принцесса Лея, действительно отсутствует. Принцессе было всего пятнадцать лет, но своей практичностью и упрямством она напоминала Сидиусу покойную Амидалу. Эти двое были удивительно схожи.

Палпатин вошел в конференц-зал, и заметивший его первым мофф Таркин, осуществляющий контроль за конечным этапом строительства Звезды Смерти, встал, поклонившись.

— Здравствуйте, Ваше Величество, — поприветствовал Императора Таркин, задумчиво поглядывая за спину ситха, где обычно молчаливой статуей возвышался Вейдер. Наверное, пытается угадать, где сегодня носит Главнокомандующего.

— Мофф Таркин, — невозмутимо начал Сидиус, сев во главе длинного стола. — Я хочу знать, каков нынешний статус нашей боевой станции.

— Строительство продвигается успешно, она будет завершена примерно через три года, — откашлявшись, гордо сообщил мужчина, будто бы он строил станцию собственными руками.

— Три года? — возмущённо донеслось с другого конца стола. — Это слишком долго!

— Успокойтесь, мофф Ниар, мы должны убедиться, что мощность станции соответствует заявленной. Мы же не можем пустить в ход непроверенное оружие? — спросил Палпатин, впившись в моффа взглядом холодных жёлтых глаз, заставляя Ниара бледнеть и чувствовать себя беспомощным филинксом перед готовым атаковать крайт-драконом.

— Я пока не могу сказать, так ли мощна Звезда Смерти, как вы того ожидаете. Нам придётся испытать её после завершения строительства, — спокойно сказал Таркин.

— Хорошо, — ответил Палпатин, холодно улыбнувшись. «По окончанию встречи нужно будет связаться с Лордом Вейдером», — решил Сидиус, продолжая слушать доклады и жалобы моффов.

~*~


Оби-Ван невольно вздрогнул, когда дверь камеры с шумом открылась, и внутрь вошёл штурмовик.

— Джедай, ты пойдёшь со мной, — сказал солдат.

Вздохнув, Кеноби встал и послушно вышел наружу. Беру и Оуэн также поднялись на ноги, как и Хан с Чубаккой.

— Только джедай, — предупреждающе махнул рукой солдат, толкнув Бена в спину стволом бластера, уводя его куда-то дальше по коридору.

До Оби-Вана донеслось саркастичное бормотание Хана: «Конечно, это ведь он джедай, а не мы».

Кеноби шёл по коридору, направляемый штурмовиком, и вскоре они покинули зону содержания заключённых. Солдат привёл его в просторную, но не слишком хорошо освещённую комнату. Оби-Ван прищурился, заметив Вейдера.

— Свободен, — сказал Вейдер, лёгким взмахом руки разрешив штурмовику идти. Ситх вытянул руку, и Кеноби отстранёно заметил, как в ладонь Лорда плавно скользнул световой меч.

— Идём, мальчик хочет тебя увидеть, — сухо бросил Вейдер. Немного поколебавшись, Оби-Ван всё же проследовал за своим бывшим падаваном в соседнюю комнату, где их обоих уже ждали. Люк кинулся обнимать старого джедая с радостной улыбкой на лице.

— Как ты? — спросил Кеноби.

'Всё хорошо', написал в ответ Люк.

— Это радует, — кивнул Оби-Ван, хотя нервный и немного напуганный вид мальчика говорил об обратном.

Вейдер фыркнул, и Люк прижался к джедаю, смотря на ситха испуганными голубыми глазами.

— Не волнуйся, юноша, я уверен, что Лорд Вейдер будет вести себя хорошо, — мягко сказал Бен.

Вейдер согласно кивнул, поняв тот неявный намёк, который пытался сообщить ему бывший учитель — «мальчик и так напуган, не усугубляй ситуацию».

'Мне не нравится это место. Здесь очень темно, это напоминает мне о моём сне'.

После слов о сне Скайуокера, когда он увидел события пятнадцатилетней давности, Оби-Ван нахмурился.

— Не волнуйся, Люк, все будет в порядке, — Бен положил ладонь на плечо мальчика, слегка окутывая его своей Силой, успокаивая.

'Где тётя Беру и дядя Оуэн? И что насчёт Хана и Чубакки?'

— Они все здесь. Твоя тётя очень беспокоилась о тебе.

'Они в порядке?'

— Разумеется, — улыбнулся Оби-Ван.

— Давайте лучше присядем, нам нужно многое обсудить, — прервал их Вейдер.
Оби-Ван обнял за плечи прижавшегося к нему теснее Люка и подтолкнул к чёрному кожаному дивану, стоящему напротив такого же кресла, в котором с удобством устроился ситх.

— Прежде всего, я хочу знать, как долго Люк болен, — сказал Вейдер, пристально глядя на джедая.

Оби-Ван слегка сжал плечи напрягшегося Люка.

— Мальчику не нравится, когда люди называют его немоту болезнью, — сказал Кеноби. — И он такой с рождения.

Люк мельком взглянул на Вейдера, но тут же наткнулся на пристальный, изучающий взгляд ситха. В неоновых синих глазах мальчика вновь загорелись искорки страха, и он поспешно отвернулся, пряча лицо на плече Оби-Вана.

'Мне здесь не нравится', написал он, жалобно глядя на джедая.

Оби-Ван вздохнул, виновато смотря на Скайуокера.

— Понимаю, Люк. Будь моя воля, я бы увёз тебя отсюда, но вряд ли Лорд Вейдер отпустит нас.

— Верно. Ни ты, ни мальчик не покинете это место, — холодно сказал ситх.

Люк нахмурился.

'Кто вы на самом деле? Мой дядя не слишком много говорил о вас, кроме того, что вы беспощадный, жестокий убийца', написал он и передал датапад Вейдеру.

Вейдер раздражённо нахмурился, заставив Люка отшатнуться от него. Ситх поймал пристальный взгляд Оби-Вана, говорящий ему «если ты хочешь сказать ему правду, я не в праве тебя останавливать».

— Что твои опекуны рассказывали тебе об отце? — тихо спросил Вейдер, не глядя на мальчика.

Люк довольно долго смотрел на ситха, кусая нижнюю губу. Спустя некоторое время он забрал у Вейдера датапад и начал в нём писать то, что смог узнать от дяди и тёти. Заглянув через плечо Скайуокера, Оби-Ван прочитал написанное, и, вздохнув, покачал головой.

'Они сказали мне, что мой отец умер ещё до моего рождения. И что он был пилотом на грузовом корабле'.

Прочитав сообщение, Вейдер так сильно сжал пальцами края датапада, что послышался треск.

— Он не умер, — тихо сказал Лорд. Оби-Ван был поражён внезапным изменением голоса бывшего ученика. Поразительная мягкость и нежность. Как же долго Бен не слышал этих ноток в ставшем сухим и бесстрастным голосе ситха.

'Вы знали моего отца?' написал Люк, с затаённой надеждой смотря на пугающую фигуру Лорда. Любая информация об Энакине Скайуокере была для него бесценна.

— Разумеется, я знал его. Гораздо лучше, чем кто-либо ещё в этой галактике, — ответил Вейдер, усмехнувшись.

'Каким он был? И почему вы так уверенно сказали, что он не мёртв?'

Вейдер только открыл рот, чтобы ответить, как дверь отъехала в сторону, и в комнату вошёл офицер.

— Милорд? — имперец поклонился.

— В чём дело, адмирал? — раздражённо спросил ситх.

— Милорд, мы входим в систему Джеонозис, — в голосе офицера проскользнули нотки тщательно скрываемого страха, так как он понял, что отвлёк Главкома от чего-то очень важного.

— Как мы можем быть у Джеонозиса, когда мы должны находиться в системе Жар? — нахмурился ситх.

— Не имею представления, сэр. Каковы будут ваши распоряжения?

— Ничего не предпринимайте без моего прямого приказа. Я должен связаться с Императором.

— Слушаюсь, Милорд, — ответил офицер и вышел из комнаты, изо всех сил стараясь не перейти на бег. Дверь за ним бесшумно закрылась. Вейдер перевёл взгляд на Люка, смотрящего на него с любопытством.

'Так что насчёт моего отца?' написал парень, сверля настойчивым взглядом Лорда.

Вейдер тяжело вздохнул, подбросив на ладони деку.

— Рано или поздно, ты всё равно узнал бы, — пробормотал ситх. Затем, собрав все свои бегающие туда-сюда мысли, сказал, глядя Люку в глаза: — Я твой отец.

URL
2016-10-03 в 21:51 

Психо-Заэль
Нахуй этот мир
~*~


Люк в шоке смотрел на ситха, едва не выронив датапад из ослабевших рук. Его отец... Вейдер?! «Это невозможно!» — говорил он себе, но внешность Лорда была ему знакома... Русые волосы, голубые, с жёлтыми вкраплениями, глаза, ямочка на подбородке — это лицо он видел во сне. В его сне, увиденном Люком ещё на Татуине, обладатель этой внешности являлся его отцом.

Парень перевёл растерянный взгляд на Бена. Джедай сдержанно кивнул, с сожалением смотря на мальчика, понимая, какая буря сейчас у него в душе.

— Это правда, — мягко сказал Оби-Ван.

Всё это время Вейдер молча наблюдал за сыном и ждал его ответа.

'Ты правда мой отец?' набрал Скайуокер на деке дрожащими пальцами.

— Да, — сухо ответил ситх, ожидая вполне логичной в этом случае истерики.

'Но... где ты был всё время? Почему ты не прилетел на Татуин и не забрал меня?'

Люк передал датапад отцу, недоумённо нахмурившись.

— Я не знал, что ты выжил, Люк, — ответил Вейдер, и Кеноби снова услышал в его голосе эти мягкие, почти ласковые нотки. — Некоторые люди посчитали, что будет забавным скрыть тебя от меня.

Вейдер метнул в Бена полный ненависти взгляд, и Люк почувствовал, как стоящий рядом с ним джедай вздрогнул.

— Энакин, я прятал его не от тебя, а от Палпатина, — возразил Оби-Ван.

— Меня зовут Вейдер, когда ты уже это запомнишь? — зло прошипел ситх.

'Я так понимаю, вы были хорошо знакомы раньше?' спросил Скайуокер, переводя взгляд с отца на Бена и обратно.

— Лучше, чем ты можешь себе представить, — Кеноби нервно усмехнулся, комкая край рукава своей потрёпанной мантии.

Вейдер не смог сдержать саркастичного фырканья. Кеноби всё ещё продолжает думать, что знал его достаточно хорошо? «Его наивность временами просто поражает», — мысленно усмехнулся ситх.

— Поверь мне, Люк, если бы я знал, что ты жив, то тебе бы не пришлось расти на этом пыльном шаре, — тихо сказал Лорд.

'Ты бывал на Татуине?'

Вейдер кивнул:
— Не просто бывал, я жил там первые десять лет своей жизни, — ситх говорил спокойно, но Люк чувствовал в его голосе скрытые горечь и страдание, как будто воспоминания об этом причиняли ему боль.

Поддавшись внезапному порыву, Люк подбежал к отцу и обнял его за талию, уткнувшись носом тому в грудь, впервые в жизни вдыхая запах родного и близкого человека. В этот момент ему было всё равно, что его отца считали кровавым тираном, он был просто рад, что его родитель жив. Вейдер вначале напрягся, но через пару мгновений расслабился и обнял сына за плечи, окутывая его Силой, впитывая чужую любовь и отдавая свою взамен.

Люк зачарованно смотрел в жёлто-голубые глаза отца, с любовью смотрящие на него. Бен, созерцая эту картину, не смог сдержаться от мягкой, благожелательной улыбки. Вдруг парень потянулся было за датападом, но Вейдер осторожно перехватил его руку.

Тебе не нужно это, чтобы говорить со мной, раздался в голове Люка тихий голос отца.

Младший Скайуокер уставился на ситха с ясно читаемым удивлением во взгляде, и на лице Вейдера расцвела лёгкая улыбка, смягчившая его холодные, резкие черты лица.

Ты можешь говорить со мной через Силу. Просто подумай о том, что хочешь сказать мне, и я услышу это, снова раздался в голове парня голос.

Эм... Вот так? — тихо спросил Люк.

Да, именно, ответил Вейдер, удовлетворённо кивнув.

Люк переводил взгляд с расслабленного и даже умиротворённого отца на улыбающегося Оби-Вана, и постепенно его губы будто сами собой складывались в неловкую, но искреннюю и счастливую улыбку. Которая в сочетании с сонным взглядом выглядела весьма мило.

— Ты выглядишь усталым, — заметил Вейдер. — Идём, я покажу тебе твою комнату.

Люк согласно кивнул и проследовал за отцом, который привёл его в соседнее помещение с простой, но удобной на вид кроватью и тумбочкой. Вейдер оставил его одного, и Скайуокер мигом нырнул под одеяло, свернувшись в компактный клубочек. Он только и успел подумать о том, какой сегодня был долгий день, прежде чем погрузился в сон.

~*~


Вейдер смотрел на спящего подростка, прислонившись спиной к стене. При мысли о том, что этот ребёнок — его родной сын, на лице ситха мелькнула тёплая улыбка. Хорошо, что никто, кроме Оби-Вана, не видел его улыбающимся, иначе ему бы пришлось убить свидетеля.

Вейдер снова бросил взгляд на крепко спящего сына. Для своего возраста мальчик был невысоким, и из-за этого казался невозможно хрупким. Этим он напомнил Тёмному Лорду Падме...

«Не думай о ней!» — приказал себе Вейдер, яростно отгоняя от себя болезненные воспоминания о жене. Тихо вздохнув и в последний раз полюбовавшись фигурой сына, излучающей умиротворение и спокойствие, ситх вышел из комнаты. Закрыв за собой дверь, он наткнулся на внимательный взгляд Оби-Вана.

— Кажется, твои последние слова подтвердились, Падме, — тихо, чтобы его не услышал Вейдер, пробормотал Кеноби. Но тонкий слух Тёмного Лорда уловил сказанные неслышным шёпотом слова, заставив ситха нахмуриться.

— Единственная причина, по которой я оставил тебя в живых, это то, что Люк считает тебя другом и привязан к тебе, — недовольно бросил Вейдер. — Сейчас я должен поговорить с Императором. Поэтому следи за моим сыном и не выпускай его из комнаты. Палпатин не должен узнать о нём.

Оби-Ван сдержанно кивнул, но Вейдер успел заметить вспышку триумфа, мелькнувшую в глазах старого джедая, но она исчезла почти так же быстро, как и появилась. Ситх даже подумал, что ему это просто показалось.

Сделав мысленную отметку подумать о поведении Кеноби позднее, Вейдер направился в комнату связи. Зная, что Палпатин уже готов связаться с ним, Лорд опустился на одно колено, склонив голову в вежливом поклоне. Спустя пару секунд перед ним появился мерцающий образ Императора.

— Что за срочный вызов, мой Повелитель? — спросил Вейдер, опуская голову ещё ниже, чем обычно, мысленно молясь, чтобы Учитель не смог уловить в его голосе ноток гнева.

— Лорд Вейдер, не так давно я почувствовал возмущение в Силе, в непосредственной близости от вас, — проинформировал своего ученика Палпатин ничего не выражающим голосом.

Вейдер стоял, не поднимая головы. "Он не знает о Люке, не может, не должен знать!" — думал ситх, выстраивая вокруг своего разума прочнейшие ментальные щиты.

— Да, я тоже это почувствовал, — вслух ответил он.

Палпатин сощурил глаза, окинув коленопреклоненную фигуру подозрительным взглядом.

— Ты что-то скрываешь от меня, — полувопросительно-полуутвердительно произнёс Император.

Вейдер с трудом подавил дрожь в теле, как Палпатин продолжил всё тем же прохладным тоном:

— Тебе известен источник этого возмущения, не так ли?

Вейдер отрывисто кивнул.

— Я... да, я нашёл его. Возмущение исходит от мальчика, — пробормотал Тёмный Лорд. Он был уверен, что его Учителю ничего не известно о личности мальчика, и он намеревался сделать всё возможное, чтобы так было и впредь.

— Мальчик? — от всей фигуры старого ситха веяло изумлением, граничащим с недоверием.

— Да, Одарённый, не старше пятнадцати лет.

— Вообще-то, это возмущение было очень похоже на эхо Силы Энакина Скайуокера. Не думаю, что этим источником был простой мальчишка, — Сидиус впился в своего ученика требовательным взглядом.

Вейдер молча стоял, не смея поднять взгляд, боясь что его Учитель может прочесть в нём что-нибудь.

— Чтобы быть настолько похожим на Энакина Скайуокера, этот мальчик должен быть его сыном, — задумчиво протянул Палпатин.

Вейдер заставил себя не морщиться, услышав последнюю фразу.

— Но тебе это уже известно, ведь так? — требовательно спросил Дарт Сидиус.

Вейдер, поняв, что правду скрыть не получится, вздохнул:

— Да, вы правы. Я узнал об этом несколько минут назад.

— Тогда почему мальчик ещё жив? — недовольно спросил Палпатин. — Сын Скайуокера не должен стать джедаем.

— Но, Учитель, он совершенно ничему не обучен. Кеноби не тренировал его. Кажется, опекуны ребёнка не одобряли их общение, — возразил Вейдер.

— Тем не менее, Лорд Вейдер, он представляет опасность для нас, — Сидиус нахмурился.

— Если получится склонить его на Тёмную Сторону, он станет могущественным союзником, — заметил младший ситх, судорожно сжимая кулаки.

— Такой вариант возможен. Думаешь, у тебя получится сделать это? — Император склонил голову набок, с любопытством смотря на своего ученика.

— Он присоединится к нам или умрёт, — сухо ответил Вейдер, пытаясь казаться невозмутимым.

URL
2016-10-03 в 21:52 

Психо-Заэль
Нахуй этот мир
Палпатин удовлетворённо кивнул и прервал сеанс. Вейдер встал, с трудом сдержав полный облегчения вздох. Ему удалось отвоевать право на сына. Ситх вышел из комнаты связи и направился обратно в свои покои, едва не сбив с ног нескольких встреченных по пути офицеров. Вернувшись в комнату, он закрыл за собой дверь и прислонился к ней спиной, проигнорировав удивлённый взгляд Оби-Вана.

— Если бы ты только знал, как сильно я хочу сейчас убить тебя, — пробормотал Вейдер.

— Почему? — Оби-Ван, кажется, совсем не был удивлён или взволнован данным заявлением. — Потому что Палпатин приказал тебе убить всех джедаев? Или ты всё ещё винишь меня в том, что произошло на Мустафаре?

Вейдер яростно зарычал и резко вскинул руку в сторону своего бывшего учителя. Кеноби тут же прервался и начал задыхаться, чувствуя, как невидимая петля всё туже и туже затягивается у него на шее.

— Ты виноват во всём, что там произошло! — закричал ситх, смотря на Бена начинающими желтеть глазами, полными ярости, ненависти и застарелой боли.

— Вина за это лежит и на тебе тоже, — прохрипел Оби-Ван. — Я говорил тебе это тогда, скажу и сейчас: твой гнев и твоя жажда власти настроили Падме против тебя.

Вейдер собирался возразить, но его прервал звук открывающейся двери. Повернувшись, он увидел стоящего в проёме Люка, смотрящего на него огромными испуганными глазами. Встретившись взглядом с отцом, парень вздрогнул и скользнул обратно в комнату, закрыв за собой дверь.

Тёмный Лорд сразу же уловил отголоски шока и ужаса, испытываемые Люком. Оби-Ван, всё ещё борющийся со стальной невидимой хваткой на своей шее, усмехнулся:

— Похоже, ты произвёл на него не самое лучшее впечатление.

Вейдер раздражённо отбросил джедая в сторону. Бен сел, осторожно потирая горло.

— Повезло, что он не видел ту сцену на Мустафаре, — покачал Оби-Ван головой.

— Заткнись, — мрачно буркнул ситх, даже не глядя в его сторону. Лорд прекрасно понимал, что то, что он чуть не убил своего бывшего учителя, напугало Люка. Как теперь это исправить? Вейдер не хотел, чтобы собственный сын боялся его. Решив, что им необходимо поговорить, он направился к комнате сына.

— Люк? — позвал он, нерешительно остановившись у входа. Не получив ответа, Вейдер Силой разблокировал замок и открыл дверь, с горечью заметив, как Люк в ужасе отшатнулся от него, стоило только ему пройти внутрь.

Отойди от меня, раздался в голове ситха дрожащий голос сына.

— Люк, я знаю, ты напуган тем, что увидел. Но ты должен понимать, что мы с... Беном, мягко говоря, не ладим, — начал Вейдер.

Это не повод убивать его, он мой друг! — протестующе воскликнул Люк. Он напрягся, когда его отец подошёл почти вплотную к кровати, на которой он сидел, притянув колени к груди. Повинуясь взмаху руки Лорда, дверь плавно закрылась.

— Я никогда не причиню тебя вреда, сын, — тихо, но уверенно сказал Вейдер, садясь на край кровати. — Оби-Ван своими неосторожными словами привёл меня в бешенство.

Но почему ты вымещаешь свой гнев на людях? Это неправильно.

Вейдер вздохнул.

— Я не знаю, — признался он. Довольно часто ему приходилось использовать свой гнев, чтобы смести с пути врагов. Например, на Като Неймодии, Джеонозисе... Поэтому бороться со своими вспышками ярости он считал бессмысленным. Гнев давал ему силу, это казалось естественным.

Люк долго смотрел на отца, застывшего скорбным изваянием на краю кровати. Парень нерешительно сел рядом с ситхом и обнял его за талию, молча даруя свою поддержку и любовь. Вейдер, почувствовав чужие робкие прикосновения, на мгновение замер, но почти сразу же ответил на объятия, притянув мальчика к себе за плечи. Люк удовлетворённо вздохнул, и напряжение, сковывающее его всего минуту назад, наконец, покинуло его.

Злость не делает тебя плохим, она всего лишь делает тебя человеком.

Вейдер нахмурился. Эта фраза напомнила ему разговор, который состоялся у них с Падме на Татуине после того, как он вырезал стоянку тускенов.

— Я знаю, — пробормотал он в ответ.

Тебе трудно сдерживать свой гнев?

— Иногда, — признался Вейдер, слегка покривив душой. Он почти никогда и не пытался делать это.

Знаешь, я нигде не чувствую себя на своём месте из-за своей немоты. Среди сверстников у меня всего один друг, это Биггс. Остальные же называют меня психом или идиотом, и это причиняет мне сильную боль, особенно, когда они говорят, что я не могу говорить из-за вас с мамой. Мне больно осознавать, что в мире полным-полно жестоких людей, которые не видят своих недостатков, но высмеивают других за их собственные. Конечно, я не могу говорить, но это не делает меня хуже остальных. Но большинство людей смотрят на меня, будто я что-то мерзкое, неприятное.

Сердце Вейдера болезненно сжалось от слов Люка. Он и не представлял себе, как тяжело было его сыну. Он был изгоем в обществе, потому что не мог говорить... Ситх не мог не задуматься, как бы сложилась жизнь мальчика, если бы он воспитывал его с рождения. Одно он знал точно — он бы защитил сына от этой боли.

«Если получится склонить его на Тёмную Сторону, он станет могущественным союзником».

«Такой вариант возможен. Думаешь, у тебя получится сделать это?»

«Он присоединится к нам или умрёт».


«Зачем я это сказал? Зачем мне обращать во Тьму собственного ребёнка? Что он получит, кроме боли и страданий? Я не хочу, чтобы он прошёл через то же, что и я»,— подумал Вейдер. Впервые за последние пятнадцать лет он почувствовал что-то, кроме боли, горя и ненависти. Любовь. И ему совсем не хочется снова её лишаться. Поэтому ему отныне следует быть осторожным, чтобы его действия не нанесли вреда Люку.

Его сын. Сын Падме. Их ребёнок, который пятнадцать лет жил в атмосфере всеобщей отчуждённости и презрения. Больше он не будет страдать.

Вейдер бросил на Люка полный нежности взгляд и увидел, что мальчик уснул, устроив голову на плече ситха и закутавшись в тяжёлый черный плащ на манер одеяла.

Аккуратно переложив сына на кровать, Вейдер укрыл его термоодеялом, ещё днём заметив, что мальчик на корабле явно мёрзнет. Выключив свет, он направился к выходу, но у самой двери задержался, бросив на спящего подростка последний взгляд. Новое для Лорда чувство любви и странной, щемящей нежности вновь наполнило его. Отвернувшись, пряча улыбку, он вышел из комнаты.

URL
   

Дом параноика

главная